Конкурс 2016. Валентина Гогокина «Помочь нельзя отказать»

08.06.2017

Лауреат III Всероссийского конкурса журналистских работ Фонда ОНФ «Правда и справедливость» Валентина Гогокина (Оренбургская область) заявила на конкурс новостной репортаж, рассказывающий о многодетной семье, которая живет в столетнем аварийном доме и несколько лет ведет безрезультатную переписку с местными чиновниками в надежде улучшить свои жилищные условия.

Помочь нельзя отказать

Вот так живёт многодетная семья в аварийном доме

Оренбурженка Анна Литвинова внимательно вчитывается в письма чиновников: от того, где они решат поставить запятую, зависит благополучие её большой семьи.

Мама Аня

Два года назад хранительница домашнего очага стала ещё и главным борцом за его безопасность.

Заботиться о других Анна Литвинова научилась ещё в детстве: у неё пять братьев, четверо из которых – младшие. Для десятилетнего Максима и шестилетнего Димы она стала не только любящей сестрой, но и настоящей мамой.

– Когда два года назад погибла мама, мы с мужем сразу оформили документы на опеку, – рассказывает Анна. – Даже вопрос такой не поднимали – брать детей или не брать.

Виталию девятнадцать, Василию на год меньше, и они давно обогнали по росту хрупкую старшую сестру. Анна рассказывает, как научила трёхлетнего Виталика бегло и с выражением читать, и он целыми днями сидел за книгами. Вспоминает, как спасла из огня двухлетнего Васю, добравшегося до спичек и устроившего пожар. Мальчик тогда несколько месяцев провёл в больнице. Недавно юноши из отцовского дома переехали к сестре, и теперь четверо детей и столько же взрослых – Анна, её муж, дочки и братья – живут в двух небольших комнатах под одной крышей.

– Сестра у меня мировая, – говорит Василий. – Она очень добрая, но может проявлять твёрдость. И с Александром, зятем, мы нашли общий язык. Они всегда меня поддерживают.

Родные Анны шутят, что она живёт на кухне. Хозяйка замечательно готовит, на каждый праздник старается порадовать домашних новым блюдом. Анна, повар по профессии, долгое время работала в ресторанах города. Сейчас, став многодетной мамой, всю себя посвящает семье: водит детей в сад и провожает в школу, возит в развивающие центры и на занятия народными танцами.

Шестилетний Дима знает, что Аня – сестра. Но называет её «мама». Это слово должно быть в лексиконе любого ребёнка, и Анна не поправляет брата. Сейчас она для всех – мама.

Письмо с Диспансерного в Кремль

Сто лет – столько исполнилось дому на Диспансерном переулке, в котором живёт семья Анны Литвиновой. Здание, по мнению экспертов, построено ещё до 1917-го года. В квартиру, где раньше жила её мама, Анна переехала в 2014 году. Тогда и началась переписка с оренбургскими чиновниками разных инстанций.

– Бумаг у меня накопилось много: из управляющей компании «Оренбургская», государственной жилищной инспекции, управления ЖКХ, – рассказывает Анна. – Писала я и главе Оренбурга, сначала одному, потом другому, и губернатору области.

Но добродушная хозяйка старого дома ни на кого зла не держит, говорит: «Мне кажется, им передают не все наши просьбы».

– Нам поменяли трубы. Поставили подпорку, чтобы пол не уходил вниз. Очень помогает инженер из нашей управляющей компании, – делится Анна результатами своей активности. – Посоветовали ещё не пользоваться кухней и убрать плиту. Каждые полгода штукатурят трещины на фасаде, но они появляются снова. Ремонт здесь необходим существенный, ведь пол и потолок могут в любой момент рухнуть.

Анна Литвинова достаёт из толстой папки один из самых свежих документов – заключение по результатам обследования пола и перекрытий, проведённого в конце августа 2016 года. Эксперты уверены: «Техническое состояние перекрытий над подвалом и междуэтажного перекрытия квартиры № 6 оценивается как аварийное. Древесина несущих балок перекрытий повреждена гниением. Прогибы балок превышают предельно допустимые значения. Возможно обрушение перекрытий на данных участках». К деформации привело гниение несущих балок, регулярно намокающих в результате протечки кровли, и некачественно выполненное благоустройство территории, из-за чего весной и осенью подвал заполняется ливневой и талой водой. Также специалисты зафиксировали вертикальные трещины в несущих стенах здания и прогибы чердачного перекрытия.

– Копию этого документа мне выдали совсем недавно, в середине ноября, – говорит Анна. – Квартира муниципальная, мы являемся нанимателями, а не собственниками, так что все отчёты и другие документы специалисты управляющей компании передали в муниципалитет. Теперь дело за ним.

Прогибы перекрытий специалисты отметили и в других квартирах старого дома.

– В зале провисает потолок. Отходят обои. Стена «ушла» на улицу. С потолка на кухне и в коридоре течёт вода и осыпается штукатурка, – рассказывает Ольга Супруненко, собственница жилья на втором этаже. – Огромную щель в стене мы заделали цементом и загородили шкафом. Летом в зале появилась новая щель.

Последней надеждой, говорит Анна Литвинова, стало обращение к Президенту России Владимиру Путину во время организованной в апреле нынешнего года прямой линии.

– С того момента, как я написала президенту, дело пошло. Но вот – опять тишина, – делится хозяйка дома. – К нам приезжают с разными проверками: походят, посмотрят, пофотографируют, поохают-поахают и уходят. Совсем недавно приходил специалист из ГЖИ, говорит: «Вы ещё здесь? Я думала, вас месяца два как переселили, и вы уже новоселье справляете».

Несмотря на аварийное состояние дома № 4 под литерой «А», где находится шесть квартир, чиновники смотрят на ситуацию с нездоровым оптимизмом: на 2017-й и 2037-й годы запланирован капитальный ремонт построенного ещё до революции здания. Причём серьёзные работы намечены только через двадцать один год. Тогда как эксперты, проводившие обследование, ещё летом настоятельно рекомендовали: до начала осенне-зимнего периода необходимо благоустроить территорию и устранить протечки коммуникаций, отремонтировать кровлю, заменить перекрытия над подвалом, полы первого (цокольного) этажа и междуэтажные перекрытия квартиры.

К слову, капитальный ремонт жильцам уже обещали в заканчивающемся через месяц 2016 году. Предыдущий же был здесь, по словам Анны, в 1962-м.

«Алло, ЖКХ?»

В Общероссийский народный фронт Анна Литвинова обратилась во вторник. Уже в четверг на пороге её квартиры стояли ознакомившиеся с необходимыми документами активисты.

– Переписка людей с представителями исполнительной власти может длиться годами. Сейчас складывается ощущение, что левая рука не знает, что делает правая: одна инстанция присылает один ответ, другая готовит другой. Только после письма президенту, лидеру Общероссийского народного фронта, начались активные действия, – говорит руководитель региональной рабочей группы ОНФ «Общество и власть: прямой диалог» Владимир Данильчук. – В здании проваливаются полы, прогибается потолок. Но если вдруг произойдёт трагедия, кто-то пострадает – виновные не будут наказаны. Людей, которые живут в таких условиях, у нас немало. Но не все могут, как Анна, бороться за свои права, да ещё и с улыбкой на лице.

Накануне своего визита активисты Общероссийского народного фронта пригласили на Диспансерный переулок начальника Управления ЖКХ администрации города Татьяну Малышеву. А когда поняли, что она уже не придёт, предприняли попытку пообщаться по телефону. Разговор не состоялся. «К сожалению, Татьяна Сергеевна не может сейчас говорить, потому что находится в области», – сообщил, отложив трубку, Владимир Данильчук. «Что делает в области начальник управления ЖКХ города?», – пожали плечами остальные активисты.

Из соседней комнаты слышится заливистый детский смех: Даша, четырёхлетняя дочка супругов Литвиновых, с огромным удовольствием прыгает на кровати. «У нас нельзя прыгать, пол может провалиться», – напоминает малышке сестра Аделина, которой уже в десять лет приходится быть рассудительной.

– Дома пахнет сыростью. Стены мокнут, на обоях появляется плесень. Трубу в зале мы каждый месяц обрабатываем противогрибковым антисептиком. У мужа и детей началась аллергия. Сейчас вот затеяли небольшой косметический ремонт. Мы бы самостоятельно отремонтировали жильё, пусть оно и муниципальное, ведь муж у меня – на все руки мастер. Но понимаем, как опасно самим трогать деревянные перекрытия и перегородки, – делится Анна. – Обои постоянно отходят от стен, каждые три-четыре месяца приходится их переклеивать. А так хочется поклеить красивые, дорогие обои! Хорошие, а не те, что не жалко через несколько месяцев переклеить.

23.11.2016
Валентина Гогокина, «Оренбургская неделя»

Фото автора

Тэги: ,